Габон. Не очень бедная Африканская страна.

Габон: по обе стороны экватора.

В XIX веке, после нескольких столетий работорговли, европейские владыки устыдились и начали вести борьбу с этим позорным промыслом. Французский флот отправили патрулировать в Гвинейском заливе у берегов Западной Африки, отлавливая суда с «живым товаром». В 1846 г. французы задержали бразильский корабль с 52 невольниками. Тех освободили и высадили на берегу бухты Габон. Так здесь возникло поселение, которое назвали Либревилем – «свободным городом». Впрочем, свобода длилась недолго – Франция объявили эти земли своими, а африканцы, фактически, стали невольниками у себя на родине.

Однако сегодня всё это в прошлом. Жизнь в независимом Габоне идёт привычным чередом. Здесь никого не удивляет, что круглый год держится температура +26…+30°С. Что девять месяцев в году длится сезон дождей, и за день может выпасть осадков больше, чем в дождливом Петербурге за год. А что вы хотите – тропики, экватор пересекает эту страну почти посредине.

Габон. Наша справка:

Официальное название: Республика Габон.

Расположение: Центральная Африка.

Территория: 267,7 тыс. км².

Население: около 1,475 млн. чел.

Провозглашение независимости (от Франции): 17 августа 1960 г.

Столица: Либревиль.

Официальный язык: французский.

Габон – не самая бедная страна в Африке.

Здесь на каждую «душу населения» приходится в среднем свыше 7,5 тысяч долларов ежегодного дохода. По этому показателю Габон занимает третье место во всей Африке. Конечно, население страны невелико – меньше, чем в городе Новосибирске. И, ясное дело, прибыли государства распределяются между его гражданами о-очень неравномерно. Но всё-таки: крупные города украшают вполне современные здания и стадионы, страна закупает технику, суда, зерно, мясо, стройматериалы. Откуда деньги? Казну пополняет, в основном, продажа и переработка того, что даровала Габону природа.

Страна – один из мировых лидеров по производству обработанной марганцевой руды. Потребность в ней и цены на неё стабильно растут – это важнейшая добавка, повышающая качество стали. На крайнем востоке Габона в огромных карьерах экскаваторы ежегодно выгребают из недр миллионы тонн руды. Ради неё пришлось построить подвесную канатную дорогу, вторую по длине в мире – 76 км! Дорога пересекала границу, и 2800 ковшей на тросах доставляли руду в Конго, откуда её везли в порт и по воде отправляли, в основном, во Францию.

В конце 60-х президент Габона задумал заменить этот кружной путь национальной железной дорогой для грузов и пассажиров. Тем более, что родился президент в тех же краях, где добывают руду. Стройка растянулась чуть не на 20 лет. Пришлось возводить мосты через реки и болота, пробивать туннель в горах. Страна залезла в долги. Магистраль стала единственной в Центральной Африке железной дорогой, построенной после ухода колонизаторов. Руда теперь выгружается в столичном Либревиле, между прочим – самом крупном африканском порту Атлантики.

Вплоть до конца1990-х в Габоне разрабатывались и крупные месторождения урановых руд. Добытый уран становился топливом в ядерных реакторах Франции и Японии, наполнял ядерные боеприпасы Франции.

В недрах Габона добывают железную, свинцово-цинковые и оловянные руды, каменную соль, тальк, мрамор. Старатели на реках понемногу намывают золото и алмазы. Но главное богатство страны – не подземное, а подводное. Полвека назад со дна Гвинейского залива ударил первый фонтан нефти и, как грибы, выросли вокруг десятки нефтяных платформ. Продажа нефти даёт бóльшую часть экспортных денег страны. Страну стали называть «африканским эмиратом».

Увы, нефтяные запасы иссякали, а тут ещё подоспело падение цен на «чёрное золото». Процветание стало сходить на нет, правительство ищет замену. Уже заложены масштабные плантации масличной пальмы и каучуконосных деревьев, строят заводы по переработке этого сырья. Правда, придётся сводить естественные леса, и экологи протестуют. В лесах-то каждый пятый вид растений не встречается нигде за пределами Габона.

А нефтеразведка уходит всё дальше от берега. Власти надеются на открытие новых запасов нефти. Станут ли они благом для страны или только отсрочат её упадок? Оба варианта не исключены.

Медицина в Габоне.

Миссия выполнима.

Весной 1913 года в рыбацкий посёлок Ламбарене на западе Габона прибыла супружеская пара из Европы. Они решили работать здесь в больнице, которую сами же и построят, причём, на собственные скромные средства. Так начиналась реализация уникального замысла Альберта Швейцера – богослова, музыканта, философа и врача.

Первый пациент стал их штатным помощником. Поначалу медпунктом служила хижина- курятник. К осени построили домик, крытый железом. Вскоре пришлось сооружать «общежитие» для больных, ожидающих очереди. Многие добирались сюда за сотни километров, после многодневного путешествия через джунгли. Люди шли с тропическими недугами – малярией, дизентерией, проказой, лихорадкой, червями-паразитами, кожными язвами. С травмами, аппендицитом, опухолями, туберкулёзом. За девять месяцев супруги помогли двум тысячам больных. Попутно Швейцер, глубоко верующий христианин, пытался отучить африканцев от поклонения духам и людоедства.

В 1917 году больные и безмерно уставшие супруги вернулись в Европу. Альберт Швейцер выступал с лекциями, давал органные концерты. Заработав денег, он вновь отправился в Габон. Вскоре к нему присоединилась жена и несколько волонтёров. Постепенно в посёлке рос больничный городок.

Швейцер считал себя миссионером, который проповедует не столько словом, сколько делом, облегчая своим трудом страдания людей. Его взгляды и деятельность получили широкую известность. В 1952 году ему присудили Нобелевскую премию мира. Её денежный эквивалент он истратил на постройку рядом с Ламбарене посёлка для больных проказой.

Ныне в больнице Альберта Швейцера несколько отделений. Есть лаборатория по исследованию малярии, одна из пяти лучших в Африке. Больница ежегодно принимает 35 000 пациентов. В её штате 160 медработников – местных и иностранцев. Здесь ежегодно стажируются студенты из США, получившие стипендию имени Альберта Швейцера. Под окнами его бывшего кабинета – скромная могила великого гуманиста XX века и его жены.

Нельзя сказать, что с медициной в Габоне всё благополучно. Тут 1 врач приходится на 3500 человек. Но в соседнем-то Конго 1 врач – на 13 000 человек! Всё-таки габонцам повезло, что сто лет назад именно на их земле появилась миссия-больница.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *